Георгий Делиев и Вячеслав Полунин: в Петербурге прошла премьера мим-спектакля «Чу»

Чурдаки 30 лет спустя - так можно было бы назвать спектакль, премьера которого состоялась накануне в Петербурге. Но автор спектакля -знаменитый мим, исполнитель культовой роли Асисяя - называет новый проект «Чу». Что означают эти две буквы - попыталась разобраться Александра Ли.
Александра Ли, корреспондент: «Премьера мим-спектакля Славы Полунина с загадочным названием «Чу» в «Толстой-сквер». «Чу» - это не только междометье, «Чу» - это первый слог слова «Чурдаки». Именно так в 80-х гг. назывался первый полнометражный, если проводить аналогию с кинематографом, спектакль о четырех клоунах на пенсии. Но автор, хотя и коммерческого проекта, не спешит за кассовыми сборами: спектакль проходит в камерном зале, а название не «Чурдаки-2», как было бы в лучших традициях кино. «Чу» - это маленькое чудо, это чувства и чудовищно интригующая история-продолжение мимов».

Впервые Чурдаки покорили сердца ленинградцев на своеобразном сейшене в ЛДМ, когда на протяжение недели проходило что-то вроде всесоюзного мим-парада. Тогда мир узнал Асисяя, тогда же зрители увидели грустных клоунов на пенсии.

Георгий Делиев, актер мим-спектакля: «Но вместе с тем, это всё равно праздник, как жизнь: она не может быть хорошей или плохой, Она такая, как есть. Для меня «Чу» - это Чурдаки. А для зрителей - это загадка, для кого-то чудо... «Чу» - что там происходит?».

У современного Асисяя поредел парик и больше нет надувного телефона. Но неизменным осталось таинство представления.

Вячеслав Полунин и Георгий Делиев, актеры мим-спектакля: «Самое правильное «чу» - прислушайтесь, приглядитесь: что-то таинственное приближается. Таинственная река Чу несёт нас в своих водах. - Скажи ещё раз «Чу» - «Чу».

Эхо «Чурдаков» всё же доносится со сцены нового спектакля. Автор красивейших представлений решается не столько вернуться к этой теме, сколько трансформировать её в жизнь.

Вячеслав Полунин, автор, актер мим-спектакля: «Надоело на облаках летать. Самое главное, что соскучился по интимной возможности общения с публикой. Чтобы можно было глазками подмигнуть, ущипнуть, погладить».

Ущипнуть и погладить зритель даёт себя с готовностью. Но главная интрига всё же сохранена: «Чурдаки» или не «Чурдаки». И Полунин как бы заигрывает с публикой: оставив знаменитую четвёрку, но превнеся в спектакль современные мотивы. Вот, к примеру, так обыграна известная анимационная миниатюра с воробьями на проводах.

Продолжение истории чурдаков - чудаков-мимов, живущих на чердаке, как и 30 лет назад - это добрые, умилительные, немного с грустинкой, а значит, всё же жизненные, несмотря на нарочитость жанра клоунады, миниатюры.